Товар добавлен в корзину
оформить заказ
X
Подсказка
X
Обратный звонок
X
Выберите Ваш или ближайший к Вам город
Выбрать город позже

Опылители: первый глобальный индекс риска исчезновения видов и воздействия на человечество

Исчезающие среды обитания и использование пестицидов приводят к исчезновению видов опылителей во всем мире, создавая угрозу для «экосистемных услуг», которые обеспечивают продовольствие и благополучие для многих миллионов, особенно на Глобальном Юге, а также для выращивания урожая на миллиарды долларов.

Об этом свидетельствуют данные международной группы экспертов под руководством Кембриджского университета, которые использовали имеющиеся данные для создания первого индекса планетарного риска причин и последствий резкого сокращения количества опылителей в шести регионах мира.

Пчелы, бабочки, осы, жуки, летучие мыши, мухи и колибри, которые распространяют пыльцу, жизненно важную для воспроизводства более 75% продовольственных культур и цветущих растений, включая кофе, рапс и большинство фруктов, во всем мире заметно сокращаются.

Доктор Линн Дикс из Кембриджского отделения зоологии собрал команду из 20 ученых и представителей коренных народов, чтобы попытаться провести первоначальную оценку движущих сил и рисков сокращения количества опылителей во всем мире.

Согласно исследованию, к трем основным глобальным причинам потери опылителей относятся разрушение среды обитания, за которым следует управление земельными ресурсами - в первую очередь выпас скота, удобрения и монокультура сельскохозяйственных культур - а затем широкое использование пестицидов. Последствия изменения климата занимают четвертое место, хотя данные ограничены.

Возможно, самый большой прямой риск для людей во всех регионах - это «дефицит опыления сельскохозяйственных культур», как следствие, падение количества и качества сельскохозяйственных культур и биотоплива. Эксперты оценили риск «нестабильности» урожайности как серьезный или высокий на двух третях планеты - от Африки до Латинской Америки, - где многие напрямую зависят от опыляемых культур через мелкие фермерские хозяйства.

В крупном отчете 2016 года, в котором участвовала Линн Дикс, говорится, что за последние полвека производство продуктов питания, зависящих от опылителей, выросло на 300%, а годовая рыночная стоимость может достигать 577 миллиардов долларов США, что говорит о высоком спросе.

Уменьшение видового разнообразия рассматривалось как серьезный глобальный риск для человека, который не только ставит под угрозу продовольственную безопасность, но и снижает «эстетическую и культурную ценность». Эксперты утверждают, что эти виды были символами природы на протяжении тысячелетий, и слишком мало внимания уделяется тому, как их исчезновение влияет на человеческое благополучие.

«Мы находимся в разгаре кризиса исчезновения видов, но для многих людей это неосязаемо. Возможно, опылители являются лидером массового вымирания», - сказал Дикс.

Фактически, Латинская Америка рассматривалась как регион, который больше всего теряет. Культуры, опыляемые насекомыми, такие как кешью, соя, кофе и какао, необходимы для регионального продовольственного снабжения и международной торговли на всем континенте. Он также является домом для крупных коренных популяций, зависящих от опыляемых растений, с такими видами опылителей, как колибри, укоренившимися в устной культуре и истории.

Азиатско-Тихоокеанский регион был еще одним глобальным регионом, где сокращение опылителей представляло серьезную угрозу для благополучия человека. Китай и Индия все больше полагаются на фруктовые и овощные культуры, которым нужны опылители, некоторые из которых теперь требуют опыления вручную.

Исследователи предупреждают, что о состоянии популяций опылителей на Глобальном Юге известно недостаточно, поскольку доказательства сокращения по-прежнему в основном из богатых регионов, таких как Европа (где, по крайней мере, 37% видов пчел и 31% видов бабочек находятся в упадке). Дефицит опыления и утрата биоразнообразия рассматривались как самые большие риски для европейцев, способные повлиять на урожай, от клубники до масличного рапса.